Анти-сплит или кого надо выбирать в главные банкиры страны?

Александр Ярецкий

С наступлением осени и активизацией политической жизни неизбежно с новой силой обострится дискуссия относительно того, кто же должен занять кресло главного банкира страны вместо уволившейся госпожи Гонтаревой.

Должен ли это быть макроэкономист, профессионально разбирающийся в макроэкономике и монетарной политике центробанка, или практикующий банкир, хорошо знающий изнутри банковскую систему и способный построить эффективный надзор за банками?

Чтобы ответить на этот непростой вопрос давайте сперва посмотрим на юридический статус НБУ и начнем, как это положено, с Конституции, как главного закона страны, являющегося к тому же и законом прямого действия (что означает, что ее нормы надо применять непосредственно, без необходимости увязки с другими законами, которые не могут ей противоречить).

Какие базовые положения может нам дать Конституция в отношении НБУ?

Ну, во-первых, она дает четкое разделение государственной власти на три независимых ветви: законодательную, исполнительную и судебную (ст.6 Конституции). И вне этого разделения не может быть каких-бы то ни было государственных органов, имеющих властные полномочия в отношении других независимых субъектов.

Во-вторых, Конституцией за Национальным банком закреплены только денежно-кредитная политика и поддержание стабильности нац.валюты (ст.99, 100 Конституции), т.е. только монетарные функции. О надзоре за банковским рынком, а также возможности наделения НБУ властными полномочиями в части регуляторных и надзорных функций в Конституции нет ни слова.

И тут уже можно обнаружить конфликт правовых норм.

С одной стороны НБУ профильным законом “О Национальном банке Украины” в нарушение требований Конституции наделен властными полномочиями (регулирование и надзор), т.е. имеет все признаки органа государственной исполнительной власти, а соответственно тогда и должен быть назван таковым, включен в эту вертикаль и подчинен Кабинету Министров.

А с другой стороны это конфликтует с институциональной независимостью НБУ, которая хоть и декларируется, но законодательно явно не закреплена. Ее можно проследить только на основании закрепленных норм взаимодействия НБУ с другими органами государственной власти (ст. 51, 52, 54 закона). А институциональная независимость критически важна именно для проведения независимой и эффективной денежно-кредитной политики.

Как же этот конфликт решили на практике авторы вышеупомянутого закона? А очень незатейливо, присвоив Национальному банку статус особого органа государственного управления, т.е. фактически обозвав лошадь осликом.

В чем же отличие органа государственного управления от государственного органа власти?

Первый может управлять только подчиненными ему субъектами/объектами гос. собственности, но не может устанавливать обязательные правила для всего рынка (регулирование) и не может осуществлять надзор за их исполнением независимыми субъектами.

Второй, – может регулировать рынок, устанавливая правила, но не может управлять отдельными субъектами на рынке.

Это можно пояснить на простом примере. Возьмем, например, дочернее предприятие ГАК “Нафтогаз” ПАО “Укргазвыдобування”, которые работают на рынке, государственное регулирование которого осуществляет Министерство энергетики Украины.

ГАК “Нафтогаз” по отношению к своему ДП является управляющей компанией. Но может ли он устанавливать обязательные для рынка правила (осуществлять регулирование) и следить за их соблюдением, налагая при этом финансовые санкции (осуществляю надзор)?

Нет, потому что не является государственным органом власти. Таковым является министерство.

А может ли министерство, будучи государственным органом власти (регулятором) управлять субъектами на рынке, т.е быть органом государственного управления? Тоже нет, все субъекты рынка полностью экономически самостоятельны в своей деятельности, если придерживаются установленных для рынка правил.

Поэтому, как мы видим, Национальный банк Украины в силу закрепленных за ним не предусмотренных Конституцией функций, является никаким не особым органом гос.управления, а полноценным органом государственной исполнительной власти, потому что он не управляет банками, а осуществляет государственное регулирование банковской деятельности и осуществляет надзор.

И если бы судьи Верховного суда Украины были бы последовательными в своих выводах относительно правового статуса Фонда гарантирования вкладов физических лиц в своем Конституционном представлении от 08.07.2015 N 201-2157/0/8-15, то ровно то же самое они могли бы сказать и относительно НБУ.

Вот прямая цитата из этого представления: «Пленум Верховного Суду України вважає, що Закон N 4452-VI (Закон N 4452-VI) за своїм змістоми порушує положення статті 6 Конституції України, наділяючи Фонд повноваженнями по суті регулювання банківської діяльності в Україні, тобто повноваженнями та функціями органу державної влади, яким за своєю суттю Фонд не є».\

Ну так и НБУ по своему закону также не является органом государственной власти, хотя и наделен всеми полномочиями такового!

Поэтому вынесенный в начало статьи вопрос кто должен руководить Национальным банком Украины в рамках существующего законодательства в принципе не имеет правильного решения. И чтобы расставить все по местам надо сделать одну простую вещь: надо оставить за НБУ только функции центробанка по реализации монетарной политики, как это и предусмотрено Конституцией, а выделенный из его недр надзор объединить с надзором за остальными финансовыми учреждениями, который сейчас закреплен за Госкомфинуслуг и частично за Комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку.

Фактически сделать такой модифицированый сплит, как сейчас и обсуждается, создав мегарегулятора финансового рынка, только не из НБУ. Во многих странах, это, кстати, так и реализовано: есть отдельно Центробанк и есть орган надзора за финансовым рынком.

Почему я считаю это важным?

Потому что невозможно построить надежную правовую систему на гнилом фундаменте, игнорируя Конституцию и базовые, основополагающие нормы права. Ведь сказав «А» в отношении Фонда гарантирования, на основании тех же самых аргументов рано или поздно ВСУ или другой суд вынужден будет сказать и «Б» в отношении уже НБУ, поставив под сомнение и его легитимность, а соответственно все принятые им решения в части банковского надзора. Например, можно вполне ожидать, что подобные аргументы прозвучат и в Лондоне относительно Привата.

Источник


решение от МФО по кредиту за 8 минут!

Не позволим вам утонуть, быстро отправим вам денег

нужно быстрое решение банка по кредиту наличными?

Лучшие условия кредитования! до 300 тыс гривен на срок до 60 месяцев

кредитная карта банка - не откладывай жизнь на завтра!

Успей бесплатно получить кредитную карту World с кредитом 200 тыс, грейс 55 дней